Опыт применения препарата Кипферон® в лечении ротавирусной инфекции у детей

Острые кишечные инфекции (ОКИ) остаются распространенной патологией детского возраста, не имеющей тенденции к снижению. По оценкам экспертов ВОЗ, практически у каждого ребенка в течение первых 5 лет жизни (в том числе у 70–80% детей до 3 лет) диагностируют ротавирусный гастроэнтерит.
В России заболеваемость вирусными диареями постоянно растет. Это обусловлено увеличением инфицирования, с одной стороны, и улучшением диагностики этой патологии, с другой стороны. В структуре ОКИ у детей вирусные диареи составляют 51,7–61,2% [1,2,6,8].
Этиотропная терапия вирусных диарей остается сложной задачей. Изучение роли иммунных сдвигов в развитии вирусной диареи определило новое направление в их лечении, которое предусматривает назначение иммунотропных препаратов. При ротавирусной инфекции нередко диагностируют транзиторное снижение Т–супрес­соров, дефицит IgА, снижение фагоцитарной и комплементарной активности, повышение циркулирующих иммунных комплексов.
Известно, что ротавирусы являются слабыми «антигенными раздражителями» для Т–лимфоцитов, вырабатывающих γ–интерферон ( γ–ИФН). Поэтому при вирусных диареях снижение интерфероногенеза отмечается не только в острый период, но и в период реконвалесценции. Это является одной из причин затяжного и хронического течения ОКИ [5]. При ротавирусной инфекции установлено снижение продукции индуцированного ИФН– α и ИФН– γ [3]. В то же время известно, что в противовирусной защите ведущая роль принадлежит системе ИФН.
Высокая частота развития дисбактериоза на фоне ротавирусной инфекции обосновывает целесообразность включения в комплексную терапию вирусных диарей препаратов, обладающих иммунокорригирующим и пробиотическим действием. От адекватно назначенной терапии дисбактериоза зависит длительность и исход ротавирусной инфекции. Применение такого рода препаратов является важным, так как для ротовирусной инфекции характерно длительное вирусовыделение у реконвалесцентов [7].
К препаратам, обладающим противовирусным действием и способностью влиять на кишечную микрофлору, относится Кипферон® суппозитории для вагинального или ректального введения. В последние годы он успешно применяется при лечении ОКИ у детей. Кипферон® оптимален для применения в педиатрической практике, так как позволяет поддерживать работу иммунной системы на фоне относительной незрелости иммунного ответа [4].
Кипферон® представляет собой уникальное ле­карственное средство благодаря входящим в его состав рекомбинантному интерферону и комплексному иммуноглобулиновому препарату (КИП). В одном суппозитории содержится не менее 500 000 МЕ человеческого рекомбинантного ИФН– α2b и 60 мг КИП, который содержит специфические IgА, IgМ и IgG. В состав иммуноглобулинов G, A, M входят антитела к распространенным и циркулирующим на территории России и стран СНГ патогенным микроорганизмам: герпес–вирусы, цитомегаловирусы, ротавирусы, хламидии, уреаплазма, стафилококки, стрептококки, энтеробактерии (ши­геллы, сальмонеллы, эшерихии), грибы и др. Широ­кий спектр антител в составе иммуноглобулинов позволяет препарату активно действовать на разнообразные ассоциации микроорганизмов. Препарат обеспечивает комплексное воздействие на организм: противовирусное, антибактериальное, иммуномодулирующее и антипролиферативное, что повышает его терапевтические возможности. Иммуномодулирующий эффект препарата Кипферон® связывают с его влиянием на местный, системный иммунитет и синтез γ–интерферона. Он обеспечивает элиминацию патогенных и условно–патогенных микроорганизмов, вирусов, способствует восстановлению нормальной кишечной микрофлоры. В ряде клинических исследованиях установлено, что назначение 10–дневного курса Кипферона® у детей с дисбактериозом улучшает состав кишечной микрофлоры. При этом приводятся данные о пролонгированном положительном действии препарата на микрофлору кишечника [9]. Лекарственная форма препарата в виде суппозиториев сохраняет высокую активность интерферона и не сопровождается гриппоподобным синдромом, что делает ее применение безопасным и эффективным, в том числе у детей.
Целью нашей работы явилось изучение клинической эффективности Кипферона® у детей раннего возраста в комплексной терапии среднетяжелых форм ротавирусной инфекции.
Проведено комплексное клинико–лабораторное обследование 57 детей в возрасте от 6 мес. до 3 лет, которые находились на стационарном лечении с октября 2008 г. по март 2009 г. с диагнозом ротавирусная инфекция. Для изучения эффективности Кипферона® дети были разделены на 2 группы методом простой рандомизации: 37 пациентов (основная группа), кроме базисной терапии, получали Кипферон®. Группу сравнения составили 20 детей. У всех взятых под наблюдение детей диагностирована среднетяжелая форма ротавирусной инфекции. Базисная терапия предусматривала диетотерапию, регидратацию, применение энтеросорбентов, пробиотиков (линекс, аципол), ферментов. Кипферон® больные получали в соответствии с возрастными рекомендациями: до 1 года – по одному суппозиторию в сутки, с 1 года до 3 лет – по 1 суппозиторию 2 раза в сутки. Назначение препарата осуществлялось курсом 5 дней. Условием назначения Кипферона® были сроки госпитализации в стационар (1–2 день болезни).
При динамическом наблюдении у пациентов оценивали выраженность и длительность основных симптомов заболевания (лихорадка, рвота и диарейный синдром). Лабораторное обследование включало клинические анализы крови и мочи, копрограмму, посевы фекалий на патогенную и условно–патогенную микрофлору, проведение иммуно–хроматографического анализа (ИХА) или иммуно–ферментного анализа (ИФА) для обнаружения антигена ротавируса в фекалиях.
Дети в исследуемых группах были сопоставимы по полу и возрасту, средний возраст больных основной группы составил – 1,8±0,2 года, группы сравнения – 1,7±0,2 года.
У большинства детей (75,9%) повышение температуры наблюдалось с 1–го дня заболевания, у остальных со 2–3 дня болезни. Средние значения температуры были зафиксированы на уровне 38,8±0,2°С. Сроки развития диареи, рвоты и явлений метеоризма у большинства детей совпадали с повышением температуры. В первые сутки от начала заболевания появление жидкого водянистого стула наблюдалось у 70,4%. Только у 7,4% детей ротавирусная инфекция протекала по типу энтерита, в остальных случаях с развитием рвоты – по типу гастроэнтерита. При этом у большинства пациентов (85,2%) появление рвоты наблюдалось с первых суток заболевания. Кратность стула составила в среднем 8,6±0,6 раз, рвоты – 7,3±0,7 раз, при этом максимальная выраженность анализируемых симптомов отмечалась на 2,0±0,1 и 1,5±0,1 дня соответственно. Прояв­ления респираторно–катарального синдрома были выявлены у 35,2% детей.
При включении в комплексную терапию среднетяжелых форм ротавирусной инфекции Кипферона® (табл. 1) практически на сутки быстрее происходила нормализация стула – 3,4±0,2 дня, в группе сравнения – 4,2±0,3 (р<0,01). При этом именно этот клинический симптом, сохраняющийся более длительное время, в сравнении с другими симптомами, определяет необходимость продолжения терапии и соответственно сроки пребывания в стационаре. В основной группе также наблюдалась тенденция к восстановлению аппетита (2,6±0,3 дня), достоверной разницы с группой сравнения при этом не получено (2,8±0,3; р>0,05). Отсутствовала какая–либо закономерность по срокам нормализации лихорадки, явлений метеоризма и прекращения рвоты у детей обследуемых групп.
Отмечена хорошая переносимость Кипферона® всеми детьми. Необходимо отметить удобство применения препарата
Таким образом, включение Кипферона® в комплексную терапию ротавирусной инфекции ведет к сокращению продолжительности синдрома диареи, что имеет большую медико–социальную и экономическую значимость.

таблица

Литература
1. Ильина Н.О. Клиническая оценка современных методов диагностики острых кишечных инфекций у детей: Автореф. дис. … к.м.н. – М., 2006. – 24 с.
2. Каджаева Э.П. Этиологическая структура и вопросы этиотропной терапии острых кишечных инфекций бактериальной этиологии у детей: Автореф. дис. … к.м.н. – М., 2006. – 22 с.
3. Мазанкова Л.Н. Пробиотики и интерфероны – новые возможности комбинированной терапии острых кишечных инфекций у детей / Л.Н.Мазанкова, Т.А.Чеботарева, Г.С.Брагина // Детские инфекции. – 2008. – Том 7, №4. – С.47–51
4. Мескина Е.Р. Эффективность Кипферона суппозиториев в лечении острых кишечных инфекций у детей / Е.Р. Мескина, Л.В.Феклисова, Т.Г.ВСолохович // Опыт применения Кипферона в практике педиатра. – М., 2008.– С.18–21.
5. Михайлова Е.В. / Ротавирусная инфекция у детей / Е.В. Михайлова, О.В.Тихомирова, А.А.Шульдякова, М.Г.Романцев. – С.–Пб, 2007. – 44 с.
6. Сергеева Н.В. Клинико–патогенетическая характеристика острых кишечных инфекций вирусной этиологии у детей и тактика рациональной терапии: Автореф. дис. … к.м.н. – С.–Пб., 2004. – 24 с.
7. Симованьян Э.Н. Иммуноориентированная терапия при инфекционных заболеваниях в педиатрии / Э.Н. Симованьян и др. // Поликлиника. – 2007. – №1. – С. 58–61.
8. Тихомирова О.В. Место противовирусной терапии в лечении острых кишечных инфекций у детей / О.В. Тихомирова, О.И.Ныркова, И.В.Раздьяконова и др. // Детские инфекции. – 2008. – Том 7, №4. – С.51 – 54.
9. Щеплягина Л.А., Круглова И.В., Лазарева Т.С. Дисбактериоз кишечника у детей: новые возможности терапии // Приложение к журналу Сonsilium medicum, Педиатрия. – №2. – 2009. – С.15–17.

Поздеева О.С., Мохова О.Г., Чуракова А.В., Давлятшина К.Р., Брагина И.М., Медведева С.В., Шафигуллина В.Б.
РМЖ

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>