Чего не хватает для качественного лечения онкологии в России

Чего не хватает для качественного лечения онкологии в России

Доступность таргетной терапии онкологическим больным обсудили на круглом столе в «Российской газете» с участием врачей и представителей пациентских организаций. Было отмечено, что на протяжении многих лет в здравоохранении сохраняются структурные и системные проблемы, которые не позволяют большинству онкологических больных получать качественное лечение. И это несмотря на то, что в большинстве случаев при назначении правильной и своевременной терапии рак излечим, а на борьбу с ним выделяются значительные средства.
Так, например, с 2019 года в стране реализуется федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями». Сегодня это одно из приоритетных направлений в развитии здравоохранения, основная задача которого — снижение числа умерших от онкологии до 185 случаев на 100 тысяч населения. При этом в структуре смертности злокачественные новообразования до сих пор занимают второе место, опередив даже коронавирусную инфекцию.

Эксперты обратили внимание, что многие препараты для онкологических больных, рекомендованные клиническими рекомендациями, сегодня не входят в перечень жизненно-необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), а значит не могут быть оплачены медицинской организацией из средств ОМС.

«И такая ситуация, когда препарат есть в клинических рекомендациях, но его нет в ЖНВЛП, не позволяет многим организаторам здравоохранения и врачам принимать соответствующие терапевтические решения и обеспечивать пациентов этим препаратом. Кроме того, возникает сложность в закупке лекарства по жизненным показаниям. Это достаточно бюрократизированная процедура», — пояснил руководитель координационного совета «Движение против рака» Николай Дронов.

В результате, отмечает он, несмотря на развитие технологий, на предпринятые государством меры по повышению доступности онкологической помощи, часто медицинские работники вынуждены назначать альтернативные схемы терапии, которые дешевле, проще, зачастую с избыточными побочными эффектами, а потому плохо переносятся пациентами. А это значит — не достигается та терапевтическая цель, которая ставится медицинским работником. При этом страдает и пациент, и неэффективно расходуются те денежные средства, которые тратятся на, казалось бы, дешевые опции лечения.

«Человек, который приходит к врачу за помощью, хочет получить ее в полном объеме: диагностику, лечение, реабилитацию, паллиатив. И ему все равно, какой у региона бюджет, как обеспечиваются больницы. Он пришел, он болен и рассчитывает на врачей, задача которых — правильно поставить диагноз и подобрать ему персональную терапию. И очень хотелось бы, чтобы лечение было приближено к тем инновационным требованиям, которые в клинических рекомендациях у нас достаточно емко обозначены», — подчеркнула председатель Ассоциация онкологических пациентов «Здравствуй» Ирина Боровова.

«Сегодня мы видим результаты клинических исследований, где пациенты лечатся новыми препаратами, видим увеличение общей выживаемости. Но это все должно дойти до клинической практики, широко распространиться, большая часть пациентов должна получить лечение именно этими препаратами», — говорит врач-онколог Национального медицинского исследовательского центра им. Блохина Елена Коваленко.

По словам экспертов, в пациентоориентированном здравоохранении людям должны быть доступны современные достижения науки и медицинской практики. В том числе поэтому важно расширить и список ЖНВЛП, чтобы врач всегда мог выписать пациенту с онкологией нужный препарат, считают они. Проблема лекарственного обеспечения в том, что препарат есть в клинических рекомендациях, утвержден для лечения этого заболевания Миндравом, поэтому, казалось бы, его должны включить в тариф. Но его нет в ОМС. В этом случае его назначение пациенту может быть оплачено лишь из регионального бюджета, а бюджетные возможности некоторых регионов ограничены.

Всего, по данным экспертов, ежегодно регистрируется около 600 тысяч новых случаев онкологических диагнозов. С 2020 года в России числится почти 4 млн онкологических больных, примерно половина — женщины, и столько же — мужчины. Так, абсолютное число умерших от рака в 2020 году превысило 200 тысяч человек, среди которых 53,7% мужчин и 46,3% женщин.

Ожидается, что после пандемии число пациентов с раком более поздней стадии может вырасти: из-за риска заражения инфекционными заболеваниями в этот период была приостановлена диспансеризация, а потому снизилась выявляемость онкологии.

Между тем, у каждого пациента с онкологией — своя жизненная история. Так, за каждой женщиной, заболевшей раком молочной железы — семьи, дети, а большая часть пациентов с таким диагнозом — это относительно молодые женщины трудоспособного возраста.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>